Интервью с выжившим солдатом 27-ого Сумского реактивного полка и его женой

Чудом выживший артиллерист девятой батареи 27-го Сумского реактивного полка, который попал под обстрелы «Смерча», получил ожоги 60 процентов поверхности тела и сейчас проходит лечение в харьковской больнице.

Батарея сумских артиллеристов стояла в тылу, за 90 километров от границы с Россией. Обстрел украинских военных начался около восьми часов вечера 3 сентября. После залпов реактивной системы «Смерч» заживо погребенными под землей оказалось несколько сумских ракетчиков. На поле боя погибли 15 человек, несколько до сих пор числятся пропавшими без вести. Выжить в том аду было практически невозможно. Чудом уцелел житель Сумской области Роман Головко. У мужчины обожжено 60 процентов поверхности тела. Несколько дней он находился между жизнью и смертью. На днях сержанта перевели из реанимации ожогового центра в обычную палату.

— Вечером, как обычно, мы с ребятами были в боксах, завершали осмотр автомобилей, готовились к утреннему маршу, — говорит житель города Ромны Сумской области, оператор транспортно-зарядной машины сержант Роман Головко. — Вдруг поступила команда: «Обстрел!» Все начали прятаться — кто в блиндаж, кто под машины. После этого я помню только отдельные фрагменты: как хлопцы помогли мне сесть в машину, затем пересаживали в другую… Нас обстреливали со стороны России. Удары были такой силы, что не спасали даже укрытия. Погибло много моих товарищей. Некоторых до сих пор не могут идентифицировать. А меня вот спасли. Выжил благодаря Богу и добрым людям.

…Сегодня Роман уже может садиться, разговаривать и даже сделать несколько шагов. Врачи настроены оптимистично. Сам же пациент, у которого обгорела большая половина тела, восхищает медиков силой духа и мужеством.

Интервью с выжившим солдатом 27-ого Сумского реактивного полка и его женой, фото-1

— Романа доставили к нам в очень тяжелом состоянии, — говорит исполняющий обязанности заведующего ожоговым отделением Харьковской клинической больницы скорой и неотложной помощи Анатолий Литовченко. — У него пострадали голова, туловище, верхние и нижние конечности. Есть поражения внутренних органов, ожог дыхательных путей. Мы выполнили ряд хирургических операций, сейчас ждем, пока затянутся поверхностные ожоги. Затем, когда раны начнут заживать, будем готовить его к пересадке кожи. Я общаюсь с Романом каждый день и никогда не слышал от него ни слова жалобы. Пока не могу дать никаких прогнозов, но, думаю, что все будет хорошо. Пациент уже двигается, а это очень важные показатели.

В мирной жизни Роман работал в Государственной службе охраны. Защищать страну ушел с первой волной мобилизации, 24 марта. С апреля их батарея находилась в самых горячих точках АТО — в Луганской области, в городах Счастье, Старобельске, селе Веселая Гора. Именно там, возле Старобельска, и располагался базовый лагерь 27-го Сумского реактивного артиллерийского полка.

— Лагерь был обстрелян с территории России из реактивной системы залпового огня (РСЗО) «Смерч», — говорит заместитель командира 27-го Сумского реактивного полка по работе с личным составом Дмитрий Горб. — В результате засыпало блиндажи и ангар с техникой. Сначала стреляли кассетными боеприпасами, чтобы военные зашли в блиндажи, затем — фугасными снарядами. Погибло 15 человек. Наш лагерь занимал площадь около двух квадратных километров. И именно эта территория оказалась обстрелянной, хотя совсем рядом находился населенный пункт. Но РСЗО «Смерч» зацепила лишь крайние дома села. Основной прицельный удар был произведен на полк. Не исключено, что координаты месторасположения лагеря попали в руки террористов благодаря некоторым местным жителям.

В палате Романа неотлучно дежурят мать и жена. На его прикроватной тумбочке — иконы и фотографии детей, 14-летнего сына и 12-летней дочери. Детки пока еще не видели, в каком состоянии их папа. Но главное — они знают, что он жив.

Интервью с выжившим солдатом 27-ого Сумского реактивного полка и его женой, фото-2

— Романа уже перевели из реанимации в палату, — рассказывает жена бойца Ирина. — Врачи говорят, что состояние мужа стабильно тяжелое. Но я вижу: ему понемногу становится лучше. Даже не ожидала, что на нашу беду откликнется столько хороших людей. Проведать Рому заходят абсолютно незнакомые харьковчане. Приезжают друзья и волонтеры. Все очень переживают, поддерживают, помогают. Наверное, все потому, что мой Рома сам такой — очень добрый, готов все сделать для других. Вот и в тот раз командование выделило ему десять дней отпуска. Но Рома узнал, что у его однополчанина жена родила, и сам предложил парню поменяться отпусками…

Я не могла его дождаться. И тут мне звонит незнакомая женщина и говорит, что еле разыскала мой номер телефона через социальные сети: «Ваш муж лежит в Новоайдарской больнице, но не волнуйтесь, он жив. Только приезжайте, заберите его отсюда, его нужно спасать». Я растерялась, бросилась звонить знакомым и друзьям. Спасибо мэру города Ромны, его заместителю, волонтерам, которые разыскали, в какой больнице находился Роман. Потом мужа перевезли в другую больницу, но куда — никто не знал. Я позвонила на «горячую линию» АТО. Оказывается, Романа переправили в Харьков. Уже на следующее утро мы вместе со свекровью и нашим председателем сельсовета приехали в госпиталь. Спасибо врачам, что пустили нас в реанимацию. Заходим в палату, а там муж весь в бинтах. Увидел нас — и растерялся, мне показывает: наклонись. Я пригнулась к нему, а он спрашивает: «Как ты меня нашла? «Да я ради тебя уже полстраны подняла!» — говорю. Он же у меня самый лучший. В этом году, 23 октября, у нас будет годовщина свадьбы, 15 лет, как мы вместе. Еще на Новый год мы с Романом договорились, что в этот день обвенчаемся. Но в одном из телефонных разговоров он мне сказал: «Давай не будем ждать октября — когда приеду в отпуск, повенчаемся». Наверное, ради этого Бог и оставил его живым. Мы с детками и мамой постоянно молились о Роме. Когда он был на войне, разговаривали с ним каждый день утром и вечером. Я ни разу не слышала от него ни слова жалобы. Вот и сейчас вижу, что ему тяжело, температура пока не спадает, но Рома терпит. Очень расстроен лишь из-за одного: столько друзей потерял на поле боя.

— Как только мы узнали, что с Романом случилась беда, сразу все бросили и поехали в Харьков, — говорит волонтер из города Ромны Артем Турченко, организовавший сбор средств через социальные сети. — Мы уже давно помогаем нашим землякам в зоне АТО. С весны возим им еду, берцы, одежду, медикаменты. Из нашего городка на войну ушло 65 человек. Каждый день узнаем, в чем они нуждаются. Потом рассказываем людям, ходим по школам, организациям, пишем объявления. У нас в Ромнах команда организовалась еще с Майдана. За это время увидели, насколько наши горожане любят свою страну, сколько готовы сделать для ее армии. Только вот после таких боев, когда гибнут люди, становится тяжело. Вместе с Ромой с поля боя вывезли живым еще одного нашего земляка — 32-летнего Володю Дудко. У него было обожжено 80 процентов поверхности тела. К сожалению, несколько дней назад мы его похоронили. Сейчас собираем средства на реабилитацию Романа. Медики говорят, что она будет длительной.

Семья Романа обращается ко всем неравнодушным людям, кто готов помочь этому бойцу. Карточка ПриватБанка Романа (на имя его жены Головко Ирины): 5168 7420 1454 7891.

fakty.ua
27-й сумской реактивный артиллерийский полк головко роман ранен помощь военным
Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl + Enter, щоб повідомити про це редакцію
Оцініть першим
(0 оцінок)
Поки ще ніхто не оцінював
Ніхто ще не рекомендував
Авторизуйтесь ,
щоб оцінити і порекомендувати

Коментарі